Владимир Бережков, «Прессбол»
Почему вероятен провал на домашнем чемпионате мира по хоккею

Символично, но выдача белорусских паспортов трем бравым канадцам из минского «Динамо» прошла в канун десятилетия главной победы нашего суверенного спорта.

“Юность” Солт-Лейк-Сити

В самом деле, случился отскок, однако слишком примитивно рассматривать его лишь в прямом смысле. Есть ведь и куда более глубокий — переносный, диалектический. Ничто не возникает из ничего и не исчезает бесследно, а даже если судьба благоволит, то не на пустом месте.

До Солт-Лейк-Сити белорусский хоккей одержал немало ярких побед — и в топ-восьмерках гремели, и дрим-тим останавливали. Но в том, что самая весомая из них выпала именно на долю Крикунова, на мой взгляд, есть высшая закономерность и справедливость. Ведь это у Владимира Васильевича проходили университеты те, кем гордится страна и спустя десять лет.

Никто не отменял формулу “Сильные клубы — сильная сборная”. А иной силы клуб может так зарядить, что инерции выстрела хватит на долгие годы.

Уместно вспомнить, с кем связано наивысшее белорусское достижение в клубных чемпионатах. Помимо Владимира Крикунова, это еще и Олег Романов, Олег Хмыль, Александр Андриевский, Владимир Цыплаков, Андрей Расолько, Вадим Бекбулатов, Эдуард Занковец, Василий Панков, Олег Антоненко... Они ведь тоже в регулярном сезоне-1989/90 вывели минское “Динамо” в десятку лучших команд СССР, а спустя дюжину лет обыграли шведов в четвертьфинале Олимпиады...

На рубеже 90-х мы могли лишь мечтать о “Минск-Арене”, да и всего-то арен в БССР было 2,5, а ютились в них полторы школы. Тем не менее, при переполненных трибунах Дворца спорта, ломившихся на противостояния доморощенных воспитанников с союзными грандами, минское “Динамо” достигло своего исторического пика.

Алексей Щебланов и Александр Шумидуб, Дмитрий Ерастов и Игорь Филин, Юрий Кривохижа и Эдуард Дьяконов, Андрей Таболин и Владимир Свито, Михаил Захаров и Андрей Дмитриев, Вячеслав Черчес и Виктор Карачун, Сергей Хаткевич и Сергей Шитковский, Руслан Тужиков и Дмитрий Старостенко — все эти хоккеисты за малым допущением тоже родом из “Юности”. И все они вместе с будущими триумфаторами Солт-Лейк-Сити в один сезон играли в одной команде мастеров, равной которой по результату нет до сих пор.

Возможно, в этом сезоне минское “Динамо” выиграет Кубок Гагарина либо дойдет до его четвертьфинала, и тогда Марека Сикору мы поздравим с превышением результата Владимира Крикунова. Но пока заочный спор времен все же за последним. Да и конкуренция в чемпионате СССР вопреки советскому безденежью была как минимум не ниже нынешней, КХЛовской.

Кстати, наряду с такими звездами, как Владимир Мышкин, Владимир Константинов, Алексей Касатонов, Алексей Гусаров, Игорь Кравчук, Андрей Хомутов, Вячеслав Быков, Валерий Каменский, Павел Буре, Сергей Немчинов, Дмитрий Квартальнов, Алексей Жамнов и т. п., выпускникам “Юности” противостояли их вчерашние одноклассники. В тот сезон звание чемпионов в составе московского “Динамо” завоевали Александр Юдин и Александр Гальченюк, будущие герои Игр-2002 Олег Микульчик и Андрей Ковалев, серебро с ЦСКА взял Сергей Федоров, “Спартак” вели за собой Юрий Шипицын и Николай Борщевский... Одна школа, один сезон — и такая звездная россыпь, сборная надежд...

Вертикаль талантов

Спросите, при чем здесь Крикунов, коль столь продуктивным был школьный конвейер, выдававший на-гора таланты? Да, то был звездный час СДЮШОР “Юность”, чьи молодежные команды чемпионствовали на рубеже 90-х едва ли не по всем возрастам.

Но мне же хорошо памятно и начало 80-х, когда сверстники из Москвы, Горького и Воскресенска привозили нам, 12-летним пацанам, по чертовой дюжине шайб. И вот тогда на полную мощь заработала система, вертикаль, пирамида с детской школой в основании и клубом-флагманом наверху.

Перед “Юностью” стояла одна, но совершенно конкретная задача — растить кадры для минского “Динамо”. У “Динамо” не было иного выбора, как доводить эти кадры до ума и уровня, сопоставимых с амбициями руководства.

Шла системная работа на всех уровнях во имя единой цели с прозрачной идеологией. Каждый гордился своим, но все вместе гордились общим, а амбиции подкреплялись логичной и понятной системой государственного финансирования. И грамотного, централизованного управления.

Хоккей тогда у нас не был объявлен политикой — по всем направлениям доминировали футбол, гандбол, баскетбол, олимпийские дисциплины, но политика в области хоккея определенно была государственной, дальновидной.

Да, динамовцы заходили в универмаги с заднего хода, им выделялись квартиры и автомобили, о которых простые советские граждане могли лишь мечтать, однако и школа ведь, по большому счету, не бедствовала. Гамаши штопали, ладошки шили, клюшки эпоксидной смолой укрепляли, но они у нас были. Как был лед, амбициозные, хорошо оплачиваемые профессиональные тренеры и поездки по всему СССР.

Берусь засвидетельствовать: всего за десяток лет белорусский хоккей в виде всего одной пирамиды-вертикали шагнул из кустарного состояния в индустриальное, и только развал державы сломал отлаженную систему воспроизводства.

Деньги на вечер

Однако заряд был такой силы, что эффект отскока сработал и спустя десять лет. В олимпийской команде Крикунова лишь Дмитрий Дудик в единственном числе представлял белорусскую клубную систему, но более 90% — самый белорусский на свете клуб Крикунова.

К 2002 году в наш хоккей потекли деньги, вводились в строй новые арены, на смену общественникам- энтузиастам в федерацию пришли тяжеловесы административно- командной системы. Но настоящий бум по масштабам вливаний произошел по следам Солт-Лейк-Сити. Хоккей в стране стал не просто спортом номер один — социальным явлением, государственной программой, политикой. Только отличие государственного деятеля от политика, по меткому наблюдению Уинстона Черчилля, состоит в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель — на следующее поколение.

На мой взгляд, именно избыток политиков и дефицит государственной мысли, профессиональных, дальновидных подходов привел к тому, что праздник мы, по сути, профукали. Средства, выделенные на семена, потратили на конфеты, от которых слишком быстро стало сладко, а теперь элементарно не хватает зубов и еды.

Каков отскок от 2002-го? В стране, по сравнению с 1990 годом, в десять (!) раз больше клубов и ледовых арен, в 2011-м, согласно официальной статистике, работали 23 специализированных учебно-спортивных учреждения, в 374 группах тренировались 4350 юных хоккеистов, руководили процессом 167 квалифицированных наставников...

Казалось бы, вот они, плоды государственного внимания! С точки зрения социальной политики — не поспоришь, но вот если говорить языком спортивным, столь же эффективный отскок в будущем возможен вряд ли. Еще один выход в полуфинал Олимпиады теперь уже более чем фантастика, которая материализуется далеко не каждое четырехлетие.

Молодежные и юношеские сборные Беларуси, балансировавшие десятилетие назад на грани высшего и первого дивизионов, теперь прочно сидят в последнем, а то и ниже; предел мечтаний национальной команды — борьба за восьмерку. Наш рейтинг в мировой табели о рангах таков, что сегодня нельзя гарантировать даже участие в будущей Олимпиаде, а на домашнем чемпионате мира под сводами “Минск-Арены” вполне вероятен провал.

Есть средства — их даже слишком, но нет технологии, той самой стратегии, вертикали, работы на перспективу, которая дала максимальной силы подачу в 1990-м плюс феерический отскок в 2002-м. Не работают производство, цех, львиная доля выделяемых средств идет на импорт, закупки.

Вот и последняя креативная идея по спасению ситуации замешена на больших деньгах, питающих сугубо внутренние политические амбиции, а заодно зарубежные бренды. Это инвестиции не в завтра — на ветер, точнее, на вечер отечественного хоккея.

Любовь по контакту

Наивно полагать, что выдача белорусских паспортов Джеффу Платту, Кевину Лаланду и Шарлю Лингле, поигравшим в десятке стран, станет неким, как уверяют авторы проекта, катализатором развития, стимулом к конкуренции в основном составе национальной команды Беларуси. В лучшем случае эти парни займут места тех, на кого напрасно потратилась белорусская школа, в худшем — вообще ничего не займут и забудут к 2014 году вообще, чьи они там еще граждане, помимо родной Канады.

Ладно бы любимец динамовской публики Платт, он в Минске как бы не первый год. Но как можно поверить в искренность намерений других канадцев, изъявивших желание стать белорусами едва ли не в момент подписания контрактов с “Динамо”?

Очевидно, что все эти игры в канадскую паспортизацию затеяны лишь с одной целью — оправдать в клубе-флагмане, который безудержно субсидирует белорусская экономика, очередную дорогую покупку, засилье импорта. Недавно словацкий венгр Ладислав Надь стал 60-м легионером “Динамо” — и это всего на четвертом году существования “зубров” в КХЛ.

Столько иностранцев не было ни в одном другом клубе лиги, хотя конкурируем мы не просто с российскими командами — с целыми транснациональными корпорациями в образах “Газпрома”, “Сибнефти”, “Норильского никеля”, “Северстали”, “Итеры”, “Роснефти”, “Амур-металла” и т. п. Честь и хвала “Белкалию”, другим предприятиям Беларуси, но здесь бы использовать ситуацию, эффективно вкладывать деньги, выправлять крен, наращивать свое, как это делают латвийские соседи. Но который год наша политика в этом плане преемственна и стабильна, хотя по государственной, стратегической сути ущербна.

Да, есть полные трибуны — честь и хвала маркетингу клуба, но ведь “Рига-Арена” тоже не пустует.

Да, есть продвижение по спортивной лестнице, сегодня мы в дюжине лучших клубов бывшего СССР. Однако когда-то были в десятке, причем на 90% своими воспитанниками (так и быть, 10% спишем на братьев Цыплаковых и Игоря Бубенщикова, поигравших за “Динамо” поболе Платта). Но ведь с тем же Екатеринбургом, укомплектованным исключительно россиянами и белорусом, бодаемся на равных.

Да, селекция и спортивная дирекция в лице еще одного героя Солт-Лейк-Сити Игоря Матушкина вышла на более эффективный уровень, экономика трансферов, надо полагать, серьезно оптимизирована. Но тому же Игорю стоит напомнить, что летом 1990-го, когда он переселился из Челябинска в Минск, Крикунов точечно привлек в “Динамо” всего трех легионеров — кроме Матушкина, Сергея Викулова и Андрея Баландина. А вот выступили гораздо хуже — и остался всего один...

Уже, собственно, то, что инициатива и продвижение новой паспортизации исходит от клуба, а руководство федерации ее лишь с опаской комментирует, свидетельствует скорее об узких, нежели общественных интересах. Корпорации нужно оправдать затраченные на сиюминутный результат народные средства, политически преуспеть, и она с задачей успешно справляется.

Что касается государственного подхода — это уже к другим институтам стратегии, которая, собственно, лишь на бумаге. Та стерпит все, в том числе и дешевый пиар, рассчитанный на дурачка.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: перспектива выступления новых белорусов за национальную сборную останется перспективой до тех пор, пока им платят хорошие деньги в клубе. Перестанут платить, и на следующий же год фамилии Джеффа Платта, Шарля Лингле, Кевина Лаланда прозвучат для белорусов с тем же эффектом, что и фамилии Байрона Ритчи, Дьюи Уэсткотта, Энди Чиодо, Бена Клаймера, Брайана Мюира, Дугласа Нолана, Джеффа Джулиано, Джеффа Улмера и других канадцев, которых мы совсем недавно восторженно приветствовали под маркой родных “зубров”. Всем им чистые минские улицы были краше других лишь на время действия контрактов, а затем шли некоторые “откровения”, но об этом вспоминать неловко…

Политические пенки

Такая политика — элементарный самообман, сказка об изумрудном городе, где “волшебство” рано или поздно окажется без маски. Зачем же тогда городить? Дорогой огород? С какой стороны ни глянь — опять ведь палиндром получается, красивый сюрпляс — не более.

С другой стороны, совершенно очевидно, в том числе и зоркому профессиональному оку Игоря Матушкина, что игроки уровня конкурентоспособной национальной сборной не растут в ОЧБ, так называемом открытом чемпионате Беларуси, на который давно закрыл глаза наставник клуба-флагмана. А растут они в КХЛ, в частности в минском “Динамо”, где игровые места заняты дорогостоящими иностранными наемниками.

У нас не нашлось места Андрею Степанову, Сергею Демагину, Андрею Антонову и многим другим новым белорусам, но ведь и им тоже зачем-то паспорта давали. Зато посмотрите, как всего за полгода в основе вырос новополоцкий Саша Китаров! А ведь всего-то нужно было получить игровую практику рангом выше.

Я тоже против, чтобы в минском “Динамо” собрали всю сборную Беларуси. О том, что огромный вред национальной команде нанесет возвращение в Минск Калюжного, Костицыных, Грабовского и т. д., говорил не раз. Но в данном контексте речь о другом. О том, что легионеры тормозят конвейер белорусского воспроизводства, делают бессмысленными огромные капиталовложения в национальную хоккейную инфраструктуру.

Нараздавали направо и налево паспортов, обелорусили за десяток лет более 120 (!) российских хоккеистов — ну так уймитесь же! Результата нет!

И хотя бы используйте прежние приобретения. Ведь очень хороший хоккеист Демагин и стал бы еще лучше, если бы ему дали подняться выше третьего звена. Но пан Сикора позволить себе этого не может, ведь у него десяток миллионеров, которых надо ставить в состав в любом случае, иначе никто не поймет. Точнее, кто-то и поймет, но вот на самом верху, где закрывают глаза на такие деньги, могут спросить: а кому, собственно, отрываем последнее?

Трудно представить, чтобы игрок третьего-четвертого звена, забивающий в меньшинстве, никак не попадающий в бригады большинства, был наряду с мажором Платтом лучшим бомбардиром команды, а потом ей не подошел. Но у нас такое возможно.

То, что Демагин пришелся ко двору другому клубу КХЛ, очень здорово. Но вот Антонов не подошел, точнее, его перебили деньгами в Гродно. И того Антонова (одного из самых полезных защитников “Динамо” прошлого сезона) мы не увидим до тех пор, пока у нашего хоккея не появится более или менее вразумительная стратегия. Когда перестанут неадекватно платить как в КХЛ, так и в ОЧБ. И когда зададутся общей целью развивать хоккей, а не снимать с него политические пенки — каждый в свою тарелку.

Аверс на реверсе

О новой стратегии (а была ли старая?) развития стоило задуматься сразу же после похода белорусского клуба в КХЛ. Если и существовала какая-то вертикаль, то рухнула, а ОЧБ с тех пор обречен на деградацию как в зрительском, так и в спортивном плане.

И в начале сезона, когда в ОЧБ опустились Сережа Шелег и Андрей Антонов, национальная команда попрощалась с перспективной парой защитников. Какая у нас оборона, все видели недавно в Минске на “турнире четырех”, а подкрепления на горизонте не видно. Володя Денисов? Сегодня он в Эмиратах, завтра могут быть травма, конфликт, что-то еще. Да и один в поле не воин.

Нет запаса. Ка-та-стро-фа! Но ее новая стратегия паспортизации как-то не замечает, вот среди натурализованных канадцев защитников нет.

Чтобы игрок появился, надо дать ему хотя бы шанс. Как дали его Китарову, Стасю, Коробову да тому же Кулакову, которому давно пора выходить в первой тройке. Из лидеров ОЧБ путь в четвертое звено КХЛ, на следующий сезон — в третье, потом второе...

Пусть первое займут суперзвезды, пусть по спортивному принципу тот же Платт, Лингле, никто не спорит. Но зачем их чертова дюжина? Она ведь за наши же деньги лишает нас будущего!

Символично, но тот же любимчик Платт обходится минскому “Динамо” как три-четыре одноименных школы. Для справки: в 2011 году бюджет ДЮСШ БФСО “Динамо”, согласно Государственной статистической отчетности, составил 1 880,6 млн. рублей — порядка 230 тысяч долларов.

Вы можете себе представить, чтобы Матушкин или Бубенщиков в 1990 году получали больше, чем весила вся школа “Юность”? Боюсь, в случае такого заскока отскок в 2002-м произошел бы в совершенно противоположную сторону, наш хоккей к тому времени просто с концами ушел бы под землю...

Впрочем, история не терпит сослагательного наклонения, хотя как никто дает уроки на будущее. Чего теперь гадать: Сало — не Сало, отскочило — не отскочило, палиндром — не палиндром... Хватит хвататься за голову. Давно пора просто браться...

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1 (оценок:1)