Анастасия Зеленкова

Портреты. Романчук: «Просто возвращаться в Беларусь и идти в тюрьму — зачем?»

Ярослав Романчук — частый эксперт «Салідарнасці». Казалось бы, на любой экономический вопрос у него всегда есть ответ, а его комментарии с броскими заголовками разлетаются по просторам сети, как горячие пирожки. Поэтому довольно трудно поверить, что по образованию наш собеседник совсем не экономист, в свободное время пишет стихи и фотографирует природу, а еще увлекается романтической литературой.

Для спецпроекта «Портреты» мы пообщались с Романчуком о личном и узнали, что он думает про мем «Да, Ярослав?», появившийся благодаря Лукашенко, почему не пьет даже по праздникам и есть ли у него желание снова сходить в политику?

«И тут звонок от жены: «Пришли! 5 человек. Подозрение в финансировании терроризма»

С недавнего времени Ярослав Романчук живет и работает в Киеве. После обыска он решил не дожидаться ареста и покинул Беларусь. День отъезда вспоминает неохотно:

— Я только вернулся с детьми из деревни, пошел на работу делать для «Примуса» передачу. И тут звонок от жены: «Пришли! 5 человек. Подозрение в финансировании терроризма».

Полчаса понадобилось на сборы.

— Жена принесла какие-то простые вещи — и на первой же маршрутке я стартанул в Витебск, оттуда в Оршу, из Орши в Смоленск, из Смоленска — в Брянск, а там уже в Киев. На все про все ушло 48 часов.

Жена и двое сыновей 6-ти и 9-ти лет остались в Минске. Впрочем, Ярослав не теряет надежду впоследствии забрать их к себе в Украину.

— Понятно, что сейчас вот так просто в съемную однушку всех не перевезешь, — вздыхает он. — Для детей наше расставание необычное, до этого они привыкли, что я каждый вечер рядом. И сейчас постоянно возникает вопрос: где папа? Сначала «папа поехал в командировку на месяц», потом на два, три... Конечно, каждый вечер я их вижу по Зуму. Но очень жду, когда они приедут ко мне.

А пока семейные заботы не отвлекают от работы, Ярослав Романчук активно включился в украинский дискурс и выступает на самых разных информационных площадках. Он даже стал частью команды Михаила Саакашвили.

— Тут такой драйв, которого в Беларуси давно не было. Поездил по всей Украине. С точки зрения накопления опыта для будущих белорусских реформ — это уникально. Так что тренируюсь, — смеется Романчук.

«Нас объявили шпионами ЦРУ»

Самое удивительное, что сам Романчук, чьи идеи и опыт сейчас востребованы и в Украине, вовсе не экономист по образованию. Он окончил Минский государственный лингвистический университет, или простонародье иняз. В экономику его занесло случайно.

Фото Ярослава украшало доску почета университета. Фото из личного архива

— В 1990 году я познакомился с председателем Республиканского союза предпринимателей Владимиром Николаевичем Карягиным, — вспоминает собеседник «Салiдарнасцi». — В то время в БГУ приехал один новозеландский профессор экономики изучать опыт перестройки. Я помогал переводить. Что такое экономика, я вообще еще не понимал, и это была феноменальная возможность узнать и пообщаться.

Позже Владимир Карягин пригласил молодого переводчика к себе на работу. В обязанности Романчука входила организация разных мероприятий, визитов, работа с предпринимателями и инвесторами.

— На первые выставки, которые мы делали, приезжало по 100-200 зарубежных компаний, — вспоминает Романчук. — Это было время, когда мы открывали для себя предпринимательство, а мир открывал для себя Беларусь.

Параллельно Ярослав продолжал учебу в инязе. Он уже одной ногой был в аспирантуре, когда друзья-поляки предложили ему открыть фирму в родной стране. Три года он успешно руководил иностранным предприятием в Беларуси (может, предложение Лукашенко к Романчуку возглавить колхоз было и не такое уж бесперспективное?).

— Мы занимались импортом товаров из Европы, а также экспортом белорусских товаров в Польшу, — вспоминает о своей тогдашней деятельности Ярослав. — Сразу все это было безумно интересно. Но потом мне стало скучно: купил товар, привез товар, продал товар, конвертировал деньги, снова купил товар... Решил: заработаю себе на квартиру и хватит. Так и случилось. К тому же начались вопросы с рэкетом.

Примерно в то же время Ярослав познакомился с Леонидом Заико. Известный экономист присутствовал на одном из мероприятий в Германии, спонсором которого была иностранная компания Романчука.

— Мы жили с ним в одной комнате целую неделю, — вспоминает он. — Леонид Федорович Заико обратил внимание, что я на английском языке читаю «Человеческую деятельность» Мизеса (трактат по экономической теории). Он предложил: «Раз вы такой интересующийся молодой человек, то идите ко мне в аспирантуру».

С Леонидом Заико. Фото Сергея Серебро. Народныя навіны Віцебска

Скоро Романчук уже осваивал экономическую теорию в аспирантуре БГУ. Но и учеба в инязе не прошла даром. Ярослав без труда читал в оригинале книги, которые были не доступны даже преподавателям, 90% источников его диссертации были англоязычными. Это, впрочем, нравилось не всем преподавателям, и часто служило поводом для споров между молодым аспирантом и признанными экономическими «гуру». 

— У меня горел факел знаний во всех местах, и мне хотелось внести австрийскую школу в нашу экономическую мысль. Моя диссертация была о том, как переходить оптимально от плана к рынку. Я был молодым и горячим, пытался что-то доказать, доходило аж до перебранки, — вспоминает Романчук. — Леонид Федорович всеми силами пытался сгладить ситуацию, но я в итоге плюнул на диссертацию и решил, что сам буду книжки писать.

Кстати, на сегодняшний день их у Романчука уже 12. А его книга «В поисках экономического чуда. Уроки для Беларуси» даже получила Гран-при международной премии имени сэра Энтони Фишера от «Фонда экономических исследований Атлас».

В 1994 году Ярослав Романчук примкнул к Центру «Восток-Запад», в котором были и Леонид Заико, и Валерий Карбалевич, и Анатолия Мойсеня, и Ольга Абрамова, а также многие другие известные белорусские эксперты.

— Мы проводили конференции, куда приходили руководители банков, крупных серьезных организаций. А потом при Лукашенко наш Центр вместе с Фондом Сороса и Фондом Грушевого закрыли за вражескую деятельность. Нас объявили шпионами ЦРУ. Это было первое мое политическое крещение, — смеется Романчук. — Вскоре практически тем же составом мы открыли Центр «Стратегия», а в 2001 году при нем был создан Центр Мизеса, которым я руководил.

С Маргарет Тэтчер на конференции консервативной партии в Великобритании в 2000 году. Фото из личного архива Романчука

«В 2010 году я прошел через те же психологические пытки, что и Тихановская»

Получив «политическое крещение», Романчук политику не забросил. Мало кто знает, но когда-то он даже собирался основать собственную партию и даже собрал под это подписи. Но в последний момент решил примкнуть к создаваемой тогда гражданской партии (позже ОГП). А в 1995 году Ярослав Романчук стал главным специалистом Комиссии по экономической политике и реформам Верховного Совета Республики Беларусь 13-го созыва.

— В 96 году после референдума я, понятное дело, в знак солидарности ушел со всеми депутатами. С тех пор я четко и однозначно в интеллектуальной мировоззренческой оппозиции к Лукашенко и его режиму, — говорит Романчук.

Свои политические взгляды Ярослав попытался продвинуть во время парламентской кампании в 2004 году, но так и не был зарегистрирован. А в 2010 году стал кандидатом в президенты.

— Моя программа «Миллион рабочих мест» настолько задела Лукашенко, что прошло 10 лет, а он все по-прежнему о ней вспоминает, — отмечает экономист.

Во время предвыборной кампании 2010 года. Фото GETTY IMAGES

Впрочем, о событиях 2010 года Ярослав не любит вспоминать:

— Да, это было тяжелое время. В 2010 году я прошел через те же психологические пытки, что и Тихановская в 2020-м. Но тогда для многих людей это было в новинку. Они не понимали, как это, когда ты вынужден говорить, что требуют, лишь бы предотвратить возможность смерти и убийств. Ты 15 лет работаешь на демократию, помогаешь людям абсолютно бескорыстно, пишешь программы — и тут про тебя начинают говорить такое. Кстати, в 2020-м году многие передо мной извинились, когда поняли, что история с Тихановской — это, по сути, воспроизведение ситуации, которая была со мной тогда.

Впрочем, извинились далеко не все.

— Люди часто не умеют признавать свои ошибки. Им легче назначить виноватого. Помню, как в 2010 году отдельные кандидаты все кричали: «Мы за Плошчу отвечаем!». В итоге Площади нет, а Романчук виноват, — вздыхает Ярослав и признается, что со многими экс-кандидатами 2010-го до сих пор не общается.

Та ситуация надолго отбила желание идти в политику.

— На мой взгляд, белорусской политики нет, она мертва. Экономика, предпринимательство — это гораздо интереснее. Я не уличный боец и не революционер из серии «Стрэльбы, хлопчыкі, бяры», поэтому для меня работа словом, образом является оптимальной для приложения моих навыков.

Но даже работа «словом» не спасла Романчука от вынужденного отъезда. Хотя многие считали, что ему-то уж вряд ли что может грозить. Особенно после «Большого разговора с президентом», в результате которого и родился тот самый мем «Да, Ярослав?».

На вопрос, часто ли его троллили по этому поводу, Романчук смеется:

— В отношении меня это сложно делать. Я сам кого хочешь затроллю. Честно говоря, не знаю, почему вдруг Лукашенко столько раз обратился ко мне. Возможно, увидел ценностного оппонента, с которым можно поспорить.

Хотя, на мой взгляд, второй «Разговор» был более интересным. Не тем, конечно, что мне колхоз предложили возглавить, а тем, что вопрос бизнеса, который я поднимал, Лукашенко полностью решил. Теперь эта ситуация диалога в принципе невозможна.

«Я был единственным руководителем общества борьбы за трезвый образ жизни по убеждениям»

Переехав в Киев, Ярослав Романчук с головой погрузился в работу. А в перерывах же между строительством украинской экономики пишет лирические опусы и фотографирует.

— Я увлекся фотографией со второго класса и до сих пор не выпускаю камеру из рук. А еще люблю романтическую литературу (любимые писатели: Ромен Роллан, Дэвид Лоуренс, Адам Мицкевич). Эти два хобби я умудрился совместить в одно. Объединяю фотографии и слово, и появляются лирическо-романтические опусы, которые я публикую у себя на странице. Эта такая образная передача фотоснимка.

Не чужд Романчуку и спорт. Когда-то он активно играл в футбол, но после проблем с голеностопом вынужден был перейти на лайт вариант: настольный теннис и турник.

На матче с Геннадием Карпенко, Виктором Гончаром, Анатолием Лебедько и другими

— Турник у меня практически каждый день. Даже здесь, в Киеве, прикрутил. Буквально перед моим вынужденным отъездом из Беларуси поставил свой личный рекорд — подтянулся за один подход 44 раза. А так стараюсь в сумме подтягивать по 120-150 раз за пять подходов.

Фото Наша Нiва

Кстати, здорового образа жизни Ярослав придерживается во всем. Он не пьет и не курит, и более того — даже никогда и не пробовал этого делать.

— Мне было лет 6, когда старший брат дал понюхать какой-то алкоголь. Мне настолько не понравилось, что я категорически решил никогда не пить. Так и не пью. В университете я, кажется, был единственным руководителем институтского общества борьбы за трезвый образ жизни по убеждениям, — смеется Романчук. — Однако хоть я сам против алкоголя и сигарет, но поддерживаю идею легализации марихуаны — по экономическим и мировоззренческим убеждениям. Человек сам должен выбирать, что ему делать со своим телом, а перенос ответственности на государство является нарушением принципов свободы.

Ярослав Романчук с мамой и старшим братом

Впрочем, вряд ли в Беларуси власти хотели бы сегодня послушать идеи Романчука. Да и сам он не спешит возвращаться. Его комментарии ситуации в стране говорят сами за себя.

— Пишу, как есть, говорю, что вижу. Просто возвращаться в Беларусь и идти в тюрьму — зачем? Известный историк Марк Солонин, с которым я здесь познакомился, сказал, что когда есть тюрьма, когда есть концлагер, нужно делать все, чтобы остаться свободным.

Свободный человек гораздо полезнее, чем человек, который сидит в темнице, которого мучают, пытают. Я не сижу сложа руки и делаю все, чтобы приблизить этот час освобождения.

Считаю абсолютно разрушительным ныть, скулить, впадать в депрессию, в пьянку, и очень благодарен своим украинским коллегам, которые позволяют мне участвовать в их процессах, потому что если здесь, в Украине, все получится, то шансы на освобождение Беларуси и России от тоталитарных режимов существенно возрастут.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:100)