Латушко: «Вы уверены, что Лукашенко после референдума уйдет?» Воскресенский: «Мы его попросим остаться»

Политики поспорили о поправках в Конституцию.

Вскоре предложения по изменению Конституции будут направлены Александру Лукашенко. Среди поправок — повысить до 40 лет возрастной ценз для избрания на пост президента, а также установить, что один человек может быть президентом не более двух сроков. Также предполагается придать Всебелорусскому народному собранию конституционный статус и установить, что брак — это союз женщины и мужчины.

Об изменения в Основной закон в эфире Дождя поговорили руководитель «Круглого стола демократических сил» Юрий Воскресенский и член президиума Координационного совета, руководитель Народного антикризисного управления Павел Латушко.

Диалог получился любопытный.

— Юрий, моргните! Может, вы до сих пор в заложниках, — обратился к Воскресенскому Латушко.

Далее он перешел непосредственно к предлагаемым поправкам в Конституцию:

— Фактически ничего не меняется в этом документе. Сохраняется президентская республика с полными полномочиями у одного лица — президента. Я думаю, что сегодня белорусы хотели бы услышать из ваших уст, Юрий, другое. Ответьте четко на один очень важный и принципиальный вопрос: после того, как народ, допустим, проголосует за тот вариант, который вы предлагаете, с этого дня или в течение 90 дней назначаются новые выборы и президент Лукашенко прекращает свои полномочия, уходит с политической арены и больше не может быть кандидатом на должность президента? Это действительно так или нет?

— В политике не бывает односложных ответов — да или нет, — парировал Воскресенский. — Но скажу, что президент, в том числе на заседании конституционной комиссии говорил, что это последний его срок.

— Срок от какого момента, Юрий? Соответственно мы исходим от того, что Лукашенко дальше хочет насильственно удерживать власть, узурпировав при применении силового аппарата, еще в течение четырех лет.

— Президент Лукашенко не хочет ничего узурпировать, потому что он не узурпировал, все 25 лет у нас в центре столицы существовали корпункты «Радио Свобода», «Еврорадио» и других ресурсов, — ушел от ответа Воскресенский.

—  А в чем тогда мотивация изменений в Конституцию?

— Уважаемый, Пал Палыч, его надо еще уговорить, чтобы он остался. Мы его будем уговаривать, с учетом того, сколько пользы он принес белорусскому государству.

— Вы нам обещаете уговаривать Лукашенко, чтобы он не ушел от власти! Прекрасно! — заметил Латушко.

На замечание журналиста о том, что поправка о двух сроках — это хорошее демократическое нововведение, Павел Латушко заметил:

— Во-первых, мы четко услышали ответ от Юрия, что Лукашенко не собирается уходить от власти после проведения этого референдума. То есть он будет еще править 4 года. Второе: конституция ровным счетом ничего не меняет.

Мотивация принятия конституции являлась следующая: ликвидировать тот внутренний политический кризис, который возник в нашей стране. Те предложения, которые вносятся конституционной комиссией, которые мы видим сегодня, никоим образом не ведут к ликвидации этого внутриполитического кризиса, потому что сохраняется абсолютно полностью власть у одного лица — президента.

Латушко попросил Воскресенского представить обращения граждан, которые присылались в комиссию и на основе которых делались изменения.

— Потому что если мы посмотрим на голосование на платформе «Голос» в прошлом году, то 95% граждан поддерживают именно парламентскую республику. поддерживают именно однопалатный парламент, а не трехпалатный парламент, который вы предлагаете. Что такое за Всебелорусское народное собрание, состав которого будет формироваться из депутатов местных советов, депутатов Палаты представителей, Совета Республики? Очередной бюрократический орган, который будет кормить белорусский народ. Это что, демократическая структура? Зачем три парламента в нашей стране — Палата представителей, Совет Республики и еще ВНС? Вы гарантируете, что Лукашенко не пересядет в последующем в кресло председателя ВНС или Совета безопасности или чего-то еще, что он придумает?

Вместе с тем Латушко назвал Воскресенского «заложником режима».

— У вас, может, уголовное дело закрылось, г-н Воскресенкский, может, вы уже не под следствием находитесь? Почему вы, почему не Виктор Бабарико, почему не Мария Колесникова, почему они не могут участвовать в этом процессе? — поинтересовался политик.

— Они находятся в заключении, в том числе по экономическим преступления, по крайней мере, Виктор Бабарико, что подтверждено в суде показаниями всех его заместителей, — отметил Воскресенский. — Тот же Виктор Бабарико мог спокойно, находясь в СИЗО, прислать свои предложения. Лидеры большевиков активно участвовали в политической деятельности, находясь и в тюрьме, и в ссылке, и на каторге.

— Лукашенко уже три лишних срока у власти, — напомнил Павел Латушко. — Поэтому о каких дополнительных четырех годах может идти речь? Второе: прошла ли эта Конституция международную экспертизу? Нет. Следующее: конституция пишется фактически в концлагере. Мы видели эти переговоры в СИЗО, сейчас из СИЗО нужно писать конституцию. О каком вообще демократическом участии общества может идти речь, когда в Беларуси де-факто концлагерь?

На вопрос журналиста, есть ли в Беларуси сейчас демократия, Воскресенский заметил:

— Вопрос дискуссионный. Безусловно, Беларусь является демократическим, правовым государством, однако сейчас в настоящий момент права и свободы скорректированы ввиду деструктивной позиции нашей беглой оппозиции, которая хочет развалить страну. Поэтому сейчас у нас вопрос сохранения политической субъектности Республики Беларусь. И как говорит лидер белорусской национальной оппозиции Зенон Позняк, «перш за ўсё гэта дзяржава», а яны хочуць яе зруйнаваць.

— Печально если такой член Конституционной комиссии, как Юрий Воскресенский, который не понимает основ демократии, принимал участие в разработке конституции. Демократии в Беларуси нет. Есть военная хунта, которая уничтожила все гражданские институты: журналисты в тюрьмах, большинство политических деятелей в тюрьмах, люди выдворены из страны, за каждое слово критики власти — наказание, — заключил Павел Латушко. — Демократии нет!

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:184)