Павел Серов

Как Лукашенко отрицал насилие на Окрестина, но в конце концов подставил СК

Как менялись версии правителя.

Фото AFP

В августе 2020 года изолятор на Окрестина стал известен на весь мир – из-за актов насилия. Без преувеличения сотни мирных граждан рассказывали, как там их унижали и били, а также создавали нечеловеческие условия.

Несмотря на шокирующие свидетельства, Александр Лукашенко долгое время пытался убедить окружающих, что на Окрестина (как и в многочисленных отделениях милиции) ничего страшного не происходило. Проследили эволюцию его заявлений по этому поводу.

Версия №1: «Получили те, кто бросался на ментов»

17 августа 2020 года при посещении МЗКТ Лукашенко начал отрицать планомерную жестокость к задержанным:

– Теперь про то, что кто-то кого-то избил. Совершенно верно. Но большинство после того, как разобрались (их было на Окрестина 2,5 или 2 тысячи, чтобы вы знали). И на Окрестина (непопулярно, но скажу) получили те, кто там же, на Окрестина, бросался на ментов.

Версия №2: «60% — постановочные кадры»

Через несколько дней на митинге в Гродно правитель дал новое объяснение рассказам о жестоких избиениях со стороны силовиков:

– В интернете кто сидит? 60% показывали синяки. 60% — постановочные кадры! Пройдет время, мы спокойно вам об этом скажем и покажем. Сегодня не время об этом говорить, чтобы не будоражить людей.

Версия №3: Травмы получили «урки»

В сентябре прошлого года Лукашенко в интервью российским пропагандистам озвучил новую трактовку произошедшего: побои получили не просто те, кто «бросался на ментов», а неоднократно судимые. Видимо, из этого следовало сделать вывод, что против них правильно применили излишнюю силу, т.к. такие граждане представляли особую угрозу:

– В Окрестина попало много, я их так называю, урок. Их показывали. По 12 раз судимых… И вот когда они пьяные, прокуренные… А их было 60%. Но не все были пьяные и наркоманы. Но 60%. Это врачи подтверждали. Они ринулись на этих ребят. И конечно, они им ответили. Это первое. И, естественно, кого-то там еще — кто-то там кого-то защищал и так далее. Короче, перепало кому-то.

Тогда же он вновь высказал тезис о постановочных кадрах, заявив:

– Некоторым девчонкам попы красили синей краской. Чтобы вот это «ах, ох» показали.

Версия №4: Избиения на Окрестина – фейк

Спустя год Лукашенко отбросил всякие трактовки и вообще начал отрицать ужасные события в том самом изоляторе, расположенном неподалеку от центра Минска.

– Отвечаю про пытки на Окрестина. Это фейк. Это неправда. Слушайте, а зачем их пытать? Там же следствие не вели. Зачем пытать там людей? А если там кто-то и был с синяками, так они получили их на улице, когда ринулись на внутренние войска и ОМОН, – заявил правитель.

Правда, почти мгновенно, после уточняющего вопроса, он вернулся к прежней версии: избили «урок», который бросились на «ментов»:

– Раз откровенно начали разговаривать, сейчас расскажу, кто получил. На Окрестина попало много бывших осужденных. В том числе те, кто был судим по двенадцати статьям. Знаете, какие складываются отношения между осужденными и, если говорить грубо, «ментами»? У заключенных патологическая ненависть к милиционерам, потому что они считают их виновными во всем. Судей не трогают, а «ментов» ненавидят.

И вот когда они, обдолбанные, прокуренные и пропитые, у которых по 12 статей, увидели своих врагов, сразу ринулись на них. А что милиционерам оставалось делать? Вот тех, кто ринулся их бить, сводить счеты, там и мочканули.

СК отказывает в возбуждении дела, но Лукашенко делает признание

В августе этого года Следственный комитет сообщил о завершении проверки по обращениям граждан, пострадавших от жестокости силовиков во время задержания на мирных акциях и в местах лишения свободы — в ИВС и ЦИП ГУВД Мингорисполкома (на Окрестина).

Напомним, с заявлениями о проведении проверки обратилось около 680 человек.

СК в возбуждении уголовного дела отказал. Там заявили, что физическая сила и спецсредства «были соразмерны, применялись с намерением причинения наименьшего вреда в складывающейся обстановке», а заявления о пытках и сексуальных издевательствах «объективного подтверждения не нашли».

И вот недавно журналист BBC Стив Розенберг спросил у Лукашенко в интервью, потянувшись к планшету:

— Мы видели протестующих, которых избивали. Мы видели, как молодые люди выходили из изоляторов временного содержания с побоями.

— Не надо, не надо, — остановил его правитель. — Я признаю. Я признаю.

— Вы признаете?

— И на Окрестина получали там…

О реакции в Следственном комитете пока ничего неизвестно.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2.2 (оценок:65)