Светлана Ткач

Бывшая сотрудница БТ: «Руководитель сказал: «Не нравится — увольняйтесь, у вас есть час»

Юлия Чергинец вышла из декрета на работу в день забастовки на госканале.

Юлия — одна из десятков журналистов, которые ушли с Белтелерадиокомпании в августе прошлого года. О том, как приняла это решение, она рассказала «Салідарнасці».

— На «Беларусь-1» я пришла сразу после университета. Но, еще будучи студенткой, проходила там практику. Работала в разных программах — «Добрай раніцы, Беларусь!», АТН, — рассказывает собеседница «Салідарнасці». — Была корреспондентом в новостях регионов, в новостях культуры, в итоговых программах. Делала специальные репортажи про культуру и искусство, участвовала в создании документальных фильмов.

Особенно вспоминаю работу над фильмом «Шляхта — брутальная история». Вся команда работала с огромным удовольствием. Мы ездили и по Беларуси, и в Польшу, искали потомков знаменитых шляхецких белорусских родов и рассказывали об этих людях.

От предложенной работы в президентском пуле Юлия Чергинец отказалась. Согласилась вести региональные новости.

— Я вообще не хотела заниматься политикой — социальные проблемы были ближе. В какой-то период мне предложили вести новости региона. Я согласилась еще и потому, что они были на белорусской мове, которую я очень люблю. Проработав меньше года, ушла в декрет на шесть лет, — вспоминает Юлия.    

Ее выход из декрета не просто совпал с августовскими событиями 2020-г — он выпал прямо на время забастовки.

— Независимо от того, хочешь ли ты интересоваться политикой, нам всем все равно пришлось вникнуть в события прошлого года. И еще весной поняла, что не хочу возвращаться на БТ. Свою профессию я люблю, то, что делала, мне нравилось. Но освещать события тех дней так, как это делало госТВ, не хотелось. Какое-то время раздумывала, продолжать ли мне делать культурные проекты, а потом решила — какая может быть культура без того же Купаловского?

На работу я все-таки вышла 14 августа. Меня предупредили: если хочу остаться, придется заниматься не своими проектами, а выполнять некие задания, в том числе и те, от которых отказались другие сотрудники, — говорит собеседница «Салiдарнасцi».

Переломной для себя датой она считает 16 августа 2020 года:

— Вообще, события прошлого года меня потрясли. Я не ожидала, что люди настолько проявят себя! Для меня отправной точкой стало 16 августа. Когда я увидела, сколько людей хотят перемен, меня это очень впечатлило, и на следующий день я уже шла на работу с четким намерением что-то менять.

В тот день собрались операторы, видеоинженеры — в основном технические работники — и попросили поговорить с руководством. Вместе с ними на ту встречу пошла и я.

К нам вышли руководитель с замами. Сотрудники стали спрашивать, как им быть, говорили о том, что у них начались проблемы: не только внутренние (с самими собой), но и в семьях, во дворе с соседями. На это руководитель сказал: «Не нравится — увольняйтесь, у вас есть час».

За этот час ушло пять операторов АТН и я. Остальные остались подумать. Не знаю, сколько человек ушло из АТН, потому что перестала общаться с бывшими коллегами. Но помню, как в те дни уходили сотрудники из разных редакций, из «Добрай раніцы, Беларусь!», «Времечка».

Интересно, когда общалась с коллегами тогда, кроме руководства, не было ни одного, кто бы не поддерживал перемены и не признавался, что голосовал за Тихановскую. Но уже тогда некоторые говорили, мол, да, мы все понимаем, хотим, ждем, но сколько это продлится, неизвестно, а кто кредиты будет выплачивать…

Но были и другие «бэтэшники», о которых Юлия рассказывает с особой теплотой.

— Именно в те забастовочные дни я познакомилась с замечательным оператором и режиссером Вячеславом Ломоносовым, одним из лучших операторов Денисом Соколовским, с Ксенией Луцкиной. Я очень рада, что Дениса освободили и всей душой переживаю за остальных, пишу письма, ношу передачи, — рассказывает она.

Юлия признается, что с тех пор, как ушла с БТ, телевизор больше не включала:

— О том, что там сейчас происходит, узнаю порой в самых неожиданных местах. Например, бабушки-соседки во дворе как-то очень возмущались контентом белорусского телевидения. Все эти бабушки год назад поддерживали нынешнюю власть. Теперь они именно «благодаря» телевидению изменили свое мнение на 180 градусов.

И моя бабушка, которая голосовала за Лукашенко, тоже, к счастью, изменила свое мнение. На нее очень сильное впечатление произвели массовые задержания и аресты.

Собеседница восхищается независимыми журналистами, которые, несмотря на гонения, репрессии, вынужденную эмиграцию продолжают работать. Сама Юлия пыталась найти работу по другой своей специальности, но пока безуспешно: 

— У меня есть второе образование — учитель белорусского языка. Я ходила в несколько школ, где требовался такой специалист, но меня не взяли. В будущем я хотела бы связать свою работу именно с помощью деткам в обучении белорусского языка. А пока занимаюсь воспитанием и образованием своих детей, они еще маленькие и я им сейчас очень нужна.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:114)