Виктория Захарова

Белоруска из Бельгии: «Каждый раз, просыпаясь, открываю новости – может, уже все изменилось?»

Уроженка Солигорска рассказала «Салiдарнасцi» о жизни в стране с семью парламентами, «зеркальной» диаспоре и о земляках, которыми невозможно не гордиться.

Галина Матюшина живет в Бельгии уже долгое время, работает в Федерации национальных меньшинств Comité Internationaal, но связи с родиной никогда не теряла и не теряет. Много лет назад она вместе с Игорем Лазарчуком создавала первую национальную организацию – Белорусский центр; сегодня – продолжает поддерживать земляков, даже когда ей самой непросто и опускаются руки.

Фото из личного архива собеседницы

– Правда, что в Бельгии есть не одна, а несколько общественных организаций белорусов?

– Белорусский центр – организация, которая до сих пор жива. Потом есть «Беларускае еўрапейскае задзіночанне», там Змитер Пименов очень много занимается просветительской работой, вопросами возрождения национальной памяти, наследия. Это очень важная работа, и мы его всегда поддерживаем.

Например, во многом благодаря его инициативе и инициативам Беларускай царквы, мы отреставрировали памятник Миколе Ровенскому, автору музыки к гимну «Магутны Божа». Также Змитер нашел неухоженную могилу известного белоруса в Германии, восстановил ее и теперь добивается, чтобы объект внесли в справочник по туризму.

У нас есть люди, которые не входят ни в какие зарегистрированные организации, они создали свои небольшие группы. Именно они стали мотором многочисленных акций солидарности после выборов-2020. И это все белорусская диаспора.

Сложно сказать, сколько белорусов сейчас в Бельгии – учет и регистрация ведутся отдельно по разным видам документов. Если судить по прошлогодним данным посольства – около 4 тысяч человек.

– Когда были выборы, мы делали exitpoll. Голосовать приехали более 400 человек из разных городов Бельгии, это наиболее активные белорусы.

«Бельгийские депутаты далеки от белорусской повестки»

– Если мы хотим чего-то действительно добиваться, то должны расти структурно. Пока диаспора еще слаба, чтобы разговаривать с политиками. Дело в том, что бельгийская политика – многослойная, у нас здесь семь парламентов, есть фламандский, брюссельский, федеральный, парламент валлонской части, немецкоговорящей части.

К тому же, бельгийская политика более местечковая, – поясняет Галина Матюшина, знающая тему изнутри. (Она 6 лет была депутатом в городском совете Антверпена от партии христианских демократов, и, кстати, была первым русскоязычным депутатом в Европе). – Здешние политики работают на избирателей, и между ними нет дистанции – и министр, и бургомистр для избирателя на «ты».

Поэтому бельгийский депутат будет очень далек от белорусской повестки, но вложит много своего труда, чтобы решать локальные вопросы – безопасная среда, велодорожки, кампания по вакцинации и так далее.

И чтобы вести диалог с политиками, белорусской диаспоре предстоит сделать еще очень много шагов. В долгосрочной перспективе – белорусы, которые живут в Бельгии и имеют гражданство, должны сами прийти в политику, расти в партиях, избираться. Это позволит расширить круг контактов, откроет многие двери, будет настоящим структурным лоббированием. Это гигантский труд, результат которого будет виден далеко не сразу.

За 20 лет жизни в Бельгии, признается белоруска, она очень четко видит разницу менталитета европейцев, которые пользуются правом выбора повсюду – где жить, что смотреть, кого выбирать, как задавать политикам неудобные вопросы, – и белорусов, выросших при диктатуре и стремящихся к демократии, еще толком не зная ее вкуса.

– Нам обязательно нужно развиваться. Что может сделать для своей страны диаспора, в которую входят безработные, сидящие на пособии, или не знающие нидердандского, или озабоченные лишь своими болячками? Нет, сильной будет лишь та диаспора, которую составляют люди работающие, думающие, образованные, сильные в политике, бизнесе, культуре – тогда они смогут выполнять задачи и по интеграции в общество, и по сохранению своей идентичности.

«Наши маленькие шаги к общей большой победе»

– Из позитивного – то, что белорусская тема достаточно часто обсуждается в бельгийском медийном пространстве: то в новостях, то в центральных газетах встречаются сообщения о том, что происходит в Беларуси. Также на нас иногда выходят местные журналисты для интервью. Но эти новости, к сожалению, интересуют не очень большую часть бельгийского общества.

Дело, по словам Галины, не в равнодушии, а скорее, в перенасыщенности культурного контекста. Только в Антверпене живут представители почти 180 национальностей. И каждая из диаспор стремится рассказать о своих бедах и проблемах: афганцы – о талибах, руандийцы – о геноциде в их родной стране, конголезцы – о необходимости оценить последствия колонизации...

Словом, рядовым бельгийцам нужно много времени, чтобы услышать чей-то конкретный голос и запомнить, что Беларусь – не Польша, не Россия, а отдельное государство.

Устает быть на пике активности и сама диаспора. В начале 2000-х белорусы фактически на энтузиазме создали Белорусскую церковь, напечатали и переправляли на родину книгу «Хотим знать правду», проводили десятки акций, культурные вечера. Но постепенно люди стали «растворяться».

– Мы нужны были друг другу, потому что не знали языков, не знали законодательства, и вместе было легче как-то обустроиться, обмениваться информацией, чтобы начать здесь с нуля новую жизнь. А потом стали учить язык, интегрироваться, работать, растить детей, и у каждого появился какой-то свой круг.

К тому же наша проблема, что мы всегда были подвержены огромному влиянию со стороны России, и, в отличие, например, от чеченской или непальской диаспоры, не были пропитаны своей культурой, языком, своей идентичностью, «белорусскостью». Лишь сейчас, наконец, во всех странах наши диаспоры начали гордо и громко говорить: «Мы – белорусы!». И это очень важно: солидарность не имеет границ.

События 2020 года разбудили диаспору – но не только демократическую ее часть.

– Мы – ваше зеркало: у нас тоже есть поляризация, такие же сторонники перемен и «ябатьки», левые и правые, сторонники вакцинации и антипрививочники… Я многое видела в своей работе с разными национальностями, но все же была удивлена, как взрослые люди, прожившие по двадцать лет в демократии, могут стоять «за Лукашенко». Когда я начала выкладывать в соцсетях посты в поддержку белорусских протестов, то получала в личных сообщениях угрозы и матерщину от русскоязычных, и поражалась «дремучести» некоторых людей, казалось бы, с высшим образованием.

За прошедший год, отмечает Галина Матюшина, многие земляки за рубежом разочаровались в происходящем – «они не видят предпосылок для перемен, у них много критики, но некуда эту критику донести, нет обратной связи». И поэтому, если на подъеме движения солидарности с Беларусью на акции приходило по 200 человек, то сейчас гораздо меньше.

Фото Радые Свабода

– Кто-то приходит на организованные вечера, когда мы вместе пишем письма солидарности политзаключенным. Кто-то не декларирует свои поступки, просто помогает адресно, например, конкретным людям, в своем городе.

На мероприятиях, которые проводит с национальными меньшинствами моя организация, я также предлагаю иногда писать письма. Многие из этих людей за Лукашенко, и я на них не давлю. Просто начинаю рассказывать личные истории про своих знакомых – про своих друзей, которые в оппозиции много лет, про солигорского правозащитника Леонида Мархотко, который чуть больше полугода назад умер от коронавируса, потому что трижды отсидел, и у него был ослаблен организм. Личный рассказ всегда глубже и важнее общей информации.

Еще у нас есть такая организация «PaxChristiVlaanderen» (бельгийское отделение международного католического движения за мир и ненасилие – С.), мы с ней работаем уже почти 20 лет, и там есть группа по конфликтным регионам. Недавно ездили на провинциальный конгресс Христианских демократов Фландрии и при каждой удобной возможности рассказывали о происходящем в Беларуси.

Иногда делаем маленькие встречи на 10-15 человек, и по зуму или иными способами соединяемся с кем-то из Беларуси – люди общаются, задают вопросы. Я называю это «наши маленькие шаги к нашей общей большой победе» – пусть каждый делает по чуть-чуть, что может, ведь не бывает большой или маленькой помощи, это все солидарность и поддержка.

«У нас есть, кому строить новую Беларусь»

Галина активистка ОГП, почти 20 лет проработала на «Беларуськалии». И каждый раз, приезжая на родину, старается не быть «европейской мещанкой, приехавшей погостить», а как-то помочь землякам. Но теперь, c горечью замечает белоруска, она не может приехать на родину – ни на могилы родных, ни на юбилей одноклассницы. Точнее, может, но слишком велик риск, что ее тут же «пригласят пройти», поэтому вся семья против.

– А многие белорусы продолжают жить своей жизнью, их все устраивает, и они удивляются, почему мы отсюда так озабочены Беларусью…

Людей надо образовывать, они должны заинтересоваться не только своими тележками в супермаркетах, но дорасти до осознания того, что мы выражаем протест, потому что хотим участвовать в управлении государством, чтобы оно слышало наш голос, мы хотим выбирать и быть избранными.

Но, увы, людей касаются проблемы государства лишь тогда, когда они ощущают это на себе.

– Пять лет назад в одном из интервью вы говорили, что верите в Беларусь. Сегодня у вас больше пессимизма или надежды на лучшее?

– Я верю в Беларусь. Посмотрите, сколько у нас образованной молодежи! Несмотря на то, что это поколение родилось в период процветания репрессивного государства, у нас столько талантливых людей – программисты, общественные активисты, люди культуры. Им не дали возможности реализоваться, но это золотой генофонд белорусской нации – у нас есть, кому строить новую Беларусь.

И даже то, что люди сознательно идут в тюрьму и не дают себя сломать, то, что в стране остаются журналисты, активисты, понимающие, что каждый день могут не вернуться домой – я преклоняюсь перед земляками. Ими просто невозможно не гордиться. Поэтому я всеми силами   поддерживаю белорусов – хотя каждый раз кажется, что это минимум и могла бы гораздо больше.

Сегодня такая ситуация, что не работают ни экономические, ни политические законы, и никто не знает, когда переломится ситуация, какие новые модели и факторы появятся. Я вижу современные вызовы и в европейском контексте, и в нашем – экономика лежит, мы боремся с коронавирусом, делаем ошибки, анализируем их, учимся жить в условиях цифровизации, и никто толком не знает, что будет завтра.

Но я вспоминаю, как в одночасье развалился Советский Союз: легли спать в одной стране, а проснулись в другой. И каждый раз, просыпаясь, быстренько открываю новости – может, уже все изменилось, а я не знаю? – смеется Галина. – Ведь быть так долго не может, это однозначно, и выстроенные диктаторами режимы рано или поздно прекращают свое существование.

Знакомые спрашивают: когда все поменяется, вернешься? Если мой опыт и компетенции будут востребованы – конечно, я приеду в Беларусь.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.5 (оценок:31)