Виктория Захарова

Белоруска Дании: «Больше тысячи человек в плену – как смотреть в глаза, если остановимся?»

Белорусская диаспора в этой скандинавской стране очень небольшая, а активных ее участников еще меньше. Но эти немногие, кажется, способны свернуть горы.

Несмотря на небольшой размер диаспоры, в Дании есть две белорусских организации. «Беладания», которую пять лет назад создала доктор наук по международным отношениям, исследователь и лектор многих известных ВУЗов Лизавета Дубинка-Гуща, в большей степени сфокусирована на теме культуры. «Талака» появилась в сентября 2020 года и стала ответом на политический кризис в Беларуси.

Все фото предоставлены диаспорой белорусов Дании

– В «Талаку» входят не только белорусы, но и достаточно много датчан, объединенных желанием помочь, интересом к Беларуси и вопросам демократии или отсутствия таковой в стране, – рассказывает «Салідарнасці» активистка диаспоры Ольга Сомова. – Это, например, журналисты, которые много лет ездят, пишут про нашу страну; общественные активисты; люди, имеющие отношение к Евросоюзу.

Организация действует по нескольким направлениям. Группа экономического взаимодействия подняла на повестку дня экономические взаимоотношения Дании и Беларуси.

– Самый успешный наш проект был по евробондам, государственным облигациям. Дания первая и единственная страна, которая полностью отказалась от белорусских государственных облигаций, после того как мы подняли этот вопрос в датской прессе, – вспоминает Ольга. – Датские инвестиционные фонды очень пристально следят за своим имиджем, соблюдением принципов инвестирования, и не желали даже непреднамеренно продолжать поддерживать режим Лукашенко.

Мы очень гордимся тем, что удалось этого достичь, и благодарны датской общественности, откликнувшейся и поддержавшей нас: простые люди, которые не имеют никакого отношения к Беларуси и, возможно, даже не знают, где она находится географически, звонили в банки, в инвестфонды и очень критиковали за поддержку режима.

Еще одно направление нашей работы – спортивное, в сотрудничестве с Белорусским фондом спортивной солидарности. В мире спорта датчане имеют довольно высокие позиции – и в европейских ассоциациях, и в мировых, и в Международном Олимпийском комитете. Мы активно работали над переносом из Беларуси европейского чемпионата по велоспорту на треке, сейчас содействуем привлечению внимания УЕФА к нарушению прав футболистов.

Но больше всего сил уходит на помощь политзаключенным и их семьям.

В Дании очень жесткое иммиграционное законодательство и строгий подход к беженцам, поэтому о сколько-нибудь значительном количестве людей, уехавших из Беларуси в Данию по политическим мотивам, говорить не приходится. Поэтому диаспора сконцентрировалась на помощи землякам, оказавшимся в Украине, Польше, Литве.

Например, еще в конце 2020-го отправили много новогодних подарков детям белорусов, вынужденных фактически бежать из страны. Также диаспора поддерживает семьи политзаключенных, оставшиеся в Беларуси.

«Письма из-за границы доходят плохо, но мы все равно пишем»

Кстати, благодаря усилиям «Беладании» МИД страны перестал использовать в официальных обращениях название Hviderusland (Белая Россия) и принял термин, используемый гражданским обществом и народом страны: Belarus. Хотя осечки в прессе все еще случаются, и активисты шутят, что «процесс перевоспитания продолжается».

Еще один момент, с которым диаспора упорно работает – чтобы Лукашенко в датской прессе перестали называть «президентом Беларуси». А поскольку наша страна сейчас вновь на повестке дня из-за продолжающегося миграционного кризиса, этот оборот то и дело мелькает в европейских СМИ.

– К годовщине протестов – в августе – мы сделали большую выставку фотографий и рисунков протеста, – рассказывает Ольга. – На площади в Копенгагене прошло мероприятие с участием прессы и послов других стран. В течение трех недель выставка работала в очень оживленном районе, а сейчас переехала из Копенгагена в город Вайле.

Если хватит сил и ресурсов, хотим сделать так, чтобы эта выставка ездила по разным городам Дании и как можно больше людей узнавали о ситуации в Беларуси. Но тут, помимо денежного вопроса, есть еще проблема с авторскими правами. И, поскольку репрессии продолжаются, некоторые авторы не хотят, чтобы их имя где-то светилось.

Несмотря на то, что нас очень мало, мы все-таки стараемся быть заметными и проводить культурные мероприятия к определенным датам, чтобы привлекать внимание к теме Беларуси. На предстоящее 28 ноября мы организовали в Копенгагене показ фильма «Кураж» – он будет приурочен Дню солидарности с политзаключенными Беларуси.

На показ сможет приехать режиссер фильма Алексей Полуян, поэтому планируем большое интересное мероприятие. На сиденьях в кинотеатре, где будет идти фильм, разложим листовки с историями политзаключенных – там 140 мест, поэтому готовим 140 историй на датском языке, с фотографиями, и попросим зрителей написать письма в поддержку.

Хотя письма из-за границы доходят очень плохо. Но мы все равно их пишем, потому что это тоже сигнал системе о том, что на происходящее смотрит весь мир.

Также «Талака» развернула образовательную программу. На семинарах в школах и университетах рассказываем о демократии в целом и какова ситуация в Беларуси. В конце каждого семинара слушателям также дают задание написать белорусским политзаключенным.

«Чувство, что я должна быть со своим народом»

– Когда протесты уже затянулись и стало понятно, что быстрой победы у нас не получится, я стала думать: что дальше и как Беларусь вообще оказалась в такой ситуации. Подобное немыслимо в Дании. Почему же Лукашенко удалось узурпировать власть в течение пары лет после того, как он был впервые избран?

Наверное, потому что в силу исторических особенностей у наших людей не сложилось понимание, что такое демократия, и не появилось ответственность за свою жизнь и жизнь страны.

Воспитание и осознание демократических ценностей очень важно для будущего страны. К сожалению, сейчас подобный проект не начнешь в Беларуси – значит, его нужно начинать здесь, в Дании, и делать «долгоиграющим». Чтобы к тому дню, когда что-то поменяется, датское общество было готово к более тесному сотрудничеству с Беларусью, уже зная: что это за страна, какая у нее история, люди, теперешняя ситуация.

Если нам придется ждать несколько лет, то те студенты, которые сейчас учатся, уже будут работать. И к ним мы будем обращаться по поводу инвестиций, образования, поддержки гражданского общества и так далее.

Так у белорусской диаспоры в Дании родился новый важный проект, сочетающий в себе долгосрочные и краткосрочные цели – образование, пробуждение интереса к Беларуси в целом, и поддержка различными профессиональными группами наших политзаключенных – здесь и сейчас.

– В итоге проявилась сильная эмоциональная вовлеченность. Потому что истории конкретных людей, похожих на тебя самого (а мы рассказываем каждой аудитории о тех, кто им ближе по возрасту и социальному статусу), чью жизнь полностью перевернули события августа 2020-го – очень «цепляют».

Для меня, честно говоря, было даже неожиданно, как тепло учащиеся и студенты воспримут все эти истории. Совсем недавно был семинар со школьниками 16 лет – из гимназии, где очень много детей из семей беженцев (Эфиопия, Курдистан, Сирия). Очень переживала и как говорить на такую тему с детьми, и что эта гимназия не отличается высоким уровнем образования – будет ли им это интересно, нужно, поймут?

Но как только я начала рассказывать про Беларусь, про теперешнюю ситуацию на границе, дети просто преобразились и словно повзрослели на несколько лет. Оказалось, что они смотрят новости и глубоко обеспокоены тем, что происходит, им это важно. У меня будто крылья выросли – поняла, что есть надежда на то, что мы можем построить на почве взаимопонимания действительно сильные отношения между Данией и Беларусью.

Ольга признается: поначалу, когда политзаключенных в Беларуси было всего несколько сотен (как дико звучит это «всего» – Авт.), собеседница «Салiдарнасцi» следила за каждым: читала историю, собирала и структурировала информацию, к какой социальной группе человек относится, чтобы в дальнейшем говорить с врачами – о врачах, со студентами – о студентах, и так далее. Но после трех недель работы пришлось уйти на больничный, настолько глубоко и остро затронули ее истории земляков.

– У нас есть связи с датским институтом противодействию пыткам DIGNITY. Совместно с ними следим за происходящим с правами человека в Беларуси, за волонтерами и правозащитниками. Истории Марфы Рабковой, Алеся Беляцкого очень трогают, их знают даже здесь в Дании.

Мне особенно тяжело, когда речь идет о несовершеннолетних. У меня самой дети похожего возраста, поэтому и история Никиты Золотарева, и «дело студентов» не могли оставить равнодушной. Невольно переносишь это на себя, на своих детей, и думаешь, как повезло им, что не пришлось стоять перед таким выбором.

Депрессия и чувство бессилия накатывают и на диаспору – это заметно по самим активистам (на многих из них в Беларуси заводят уголовные дела или давят через родных, но люди продолжают помогать землякам – пусть даже скрытно), и по количеству проектов, которые удается реализовать.

– Людей бывает тяжело собирать, все измотаны морально – а ведь нужно еще где-то брать силы на свои семьи, работать и получать зарплату, иначе помогать будет очень сложно. Хотя, конечно, все это несравнимо с тем, что испытывают белорусы внутри страны.

Больше тысячи человек в плену – как мы будем им смотреть в глаза, если остановимся? Как посмотрим в глаза их матерям, детям? Тем более, нам намного проще что-то делать, чем людям, которые находятся внутри этого ужаса.

И именно это осознание, чувство «а смогу ли я смотреть на себя в зеркало, если ничего не сделаю?», дает мотивацию не опускать руки, говорит активистка.

– Когда почти 23 года назад уезжала из Беларуси, мне было стыдно признаться, откуда я – ужасала вся эта ситуация с Лукашенко. А сейчас очень горжусь тем, откуда родом, и очень хочу показать и Дании, и всему миру, что Беларусь достойна лучшего, и с нашей помощью она может стать процветающим европейским государством.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:32)